Исторические факты о популяризации мугама в мире музыкантами из азербайджанского города Шуша

Шуша с древних пор славилась по всему Закавказью как неичерпаемый

родник народных музыкальных талантов. В конце XVIII — начале XIX века имена многих мастеров Шуша были известны далеко за пределами Карабаха. Многие музыканты из Шуша в дальнейшем вошли в историю азербайджанского искусства.

По сравнению с другими городами Азербайджана в Шуше было особенно много музыкантов, певцов, танцоров. Шушинские музыканты делали историю азербайджанской музыки и представляли ее не только у себя на родине, но и в других странах.

Ниже собраны 25 интересных фактов о том, как азербайджанские народные музыканты азербайджанского города Шуша распространяли и популяризировали мугам по странам Европы и Советского Союза.

Выступления знаменитого шушинского ханенде Джаббара Карягдыоглы на свадьбах в Баку, Гяндже, Карабахе, Ширване сделали его известным во всем Азербайджане. Вскоре его слава распространилась в Грузии, Средней Азии, даже Иране, куда его приглашали на свадьбу Муртуза Гулу хана, где он выступил с огромным успехом.

В 1933 году, когда был организован Ансамбль восточной музыки, певец из Шуша Сеид Шушинский вместе с Джахан Талышинской, таристом Симоном Каспаровым, кеманчистом Арменаком Шушинским и пианистом Гуревичем вошел в состав этого ансамбля, который летом совершил гастрольную поездку по городам Советского Союза, побывал в Москве, Ленинграде, Харькове, в Казахской ССР и дал десятки концертов.

Азербайджанский тарист Курбан Примов всегда стремился высоко нести знамя музыкального искусства родного народа. В 1938 году во время Декады азербайджанской литературы и искусства он покорил своим искусством москвичей и гостей столицы. Успешно выступил он в 1939 году на первом Всесоюзном смотре исполнителей на народных инструментах и в дни Декады азербайджанской литературы в Москве.

В середине мая 1941 года оркестр народных инструментов Азгосфилармонии во главе с композитором Сеидом Рустамом выступал в Узбекистане. Свыше двадцати концертов дали азербайджанские артисты в Ташкенте, Самарканде, Андижане, Маргелане и других городах. Узбеки проявляли большой интерес к выступлениям посланцев азербайджанского искусства. В узбекской печати появились теплые отзывы о солистах — Джахан Талышинской, Шовкет Алекперовой и особенно о шушинце Зульфи Адыгезалове.

Азербайджанский тарист из Шуша Садыхджан был мастером, снискавшим большую славу среди народов Закавказья. Однажды на одном музыкальном меджлисе в Тебризе, один известный тарист вызвал Садыха на состязание. Садых согласился. Он срезал все указатели на инструменте и готов был так играть. Увидев это, соперник отказался от состязания.

Значительным и важным в творческой биографии знаменитого азербайджанского певца Бюль-Бюля были его поездки в Италию. Поездом Бюль-Бюль в 1924 г. доехал до Батуми, а оттуда пароходом отправился в свою первую зарубежную поездку. Прошло несколько дней, и он оказался в Венеции, а там и в Милане — оперной столице Италии. Вторая поездка состоялась в 1927 г. – певца командировали в Милан, чтобы у лучших педагогов «Ла Скала» он овладел искусством бельканто. Упорство и кропотливая работа вскоре принесли результаты – о Бюль-Бюле начали распространяться слухи среди любителей музыки Милана. На Бюль-Бюля с интересом стали поглядывать импресарио.

Немалое волнение вызвала большая статья о Бюль-Бюле, опубликованная в одном из итальянских музыкальных журналов «Арте ностра», издававшемся в Палермо. Автор статьи представлял Бюль-Бюля как феномен, обладавший умением петь и в восточной, и в европейской манере. Первыми на статью отреагировали владельцы граммофонной фирмы «Колумбия», предложившие певцу на выгодных условиях записать часть своего репертуара. Тут уж заволновались и импресарио. Бюль-Бюлю наперебой предлагали заключить контракты с разными театрами и в самой Италии, и за ее пределами. За четыре года, проведенных в Италии Бюль-Бюль научился петь по-европейски и освоил прекрасное бельканто.

В 1880 году иранский шах Насреддин Каджар приглашает азербайджанского певца из Шуша Гаджи Гуси на свадьбу своего сына — принца Музафереддина, которая состоялась в городе Тебризе. Гаджи Гуси приехал вместе с таристом Садыхджаном и кеманчистом Ата Багдагюль оглы. Прослушав выступление самых известных певцов и музыкантов, к концу меджлиса шах признал первенство Гаджи Гуси.

В 1913-1914 гг. знаменитый ханенде Сеид Шушинский дважды побывал в Киеве по приглашению акционерного общества «Экстрафон». Напетые им на пластинку мугамы («Чаргях», «Нава», «Баяты-Исфаган», «Хумаюн», «Раст», «Махур», «Забул», «Кюрд-Шахназ», «Сегях Мирза Гусейн»), ритмические мугамы («Мани», «Аразбары», «Мансурия») были тепло встречены ценителями восточной музыки.

Своим искусством пения, азербайджанец из Шуша Мешади Мамед Фарзалиев прославился не только в Закавказье, но и в Средней Азии, Турции, ряде стран Европы. В начале XX века Мешади Мамед по приглашению Народного дома имени К. Зубалова переезжает в Тифлис. В то время это заведение было самым крупным культурным центром города. Фарзалиев стал активно участвовать в театральных представлениях и восточных концертах. На театральных и концертных афишах часто можно было встретить его имя. Например, в программе одного из представлений сообщалось, что 10 мая 1913 года в Народном доме им. К. Зубалова для мусульманских театралов под руководством Сидги Рухуллы будет показана опера Узеира Гаджибекова «Лейли и Меджнун» с участием известного ханенде Мешади Мамеда Фарзалиева.

В 1906—1914 годах акционерные общества «Экстрафон», «Спорт-рекорд» и «Граммофон», учитывая большой интерес народа к искусству певцов-ханенде, осуществили запись на граммофонную пластинку голосов наиболее талантливых исполнителей. Знаменитый исполнитель мугамов из Шуша Кечачи оглы Мухаммед, который по приглашению «Спорт-рекорд» ехал в Варшаву, по пути остановился летом 1912 года в Москве, где в театре Ермоловой он выступил на концерте восточной музыки. Он исполнил (и это было записано на грампластинку) мугамы «Хейраты», «Рахаб», «Кюрд-Шах-наз», «Карабах шикесте», «Дашти», «Чобан баяты», а также народные песни и теснифы «Гетди-гялмеди», «Гюля-гюля, «Хураман» и «Лейли».

Знаменитый азербайджанский тарист и композитор Джамиль Амиров (отец композитора Фикрета Амирова) в начале 1910 года с группой музыкантов был приглашен фирмой «Граммофон» в Ригу. Здесь он наиграл на пластинки ряд мугамов и тюркских песен.

 1

В начале XX века акционерные общества «Граммофон», «Спорт-рекорд» и «Экстрафон» охотно записывали ханенде на пластинки, наживая на этом большие капиталы. Легендарный азербайджанский ханенде Джаббар Карягдыоглы в 1906—1912 гг. по приглашению этих акционерных обществ ездил в Киев, Москву и Варшаву, чтобы сделать записи. Грампластинка Джаббара, выпущенная фирмой «Спорт-рекорд», была быстро распродана. Кроме этого, фирма выпустила каталог, в котором указывались теснифы и мугамы, исполняемые ханенде, и были опубликованы их фотографии. На первых страницах каталога была помещена фотография Джаббара с подписью: «Выдающийся ханенде Джаббар Карягды оглы — шушинец». Записывая свой голос, Джаббар с блеском исполнил классические мугамы.

Прославленный ханенде из Шуша Ислам Абдуллаев – один из виднейших представителей азербайджанского вокального искусства. В 1910—1915 годах по приглашению акционерных обществ «Спорт-рекорд» и «Экстрафон» Абдуллаев едет в Тифлис и Киев, где записывает свой голос на грампластинки. Им были напеты в высшей степени оригинально исполненные мугамы, теснифы, народные песни, “Етим Сегях”, “Баяты-Кюрд”, “Шуштер”, “Махур-Хинди”, ”Чалпапаг”, “Саттархан”, “Сусеи-Сунбуль”, “Ери дам уста, ери” и др.

В конце 1875 года азербайджанский ханенде, шушинец Абдул-Баги Бюльбюльджан переезжает в Тифлис, который был музыкальным и культурным центром Кавказа. Русский царь Александр III осенью 1888 года вместе со своей семьей путешествовал по Кавказу. По случаю приезда царя в Тифлис в самом красивом уголке города — парке «Муштехид» было устроено большое празднество. В этом торжестве также принимал участие знаменитый азербайджанский ханенде Абдул-Баги Бюльбюльджан. Когда в парке в честь царя подняли бокалы, Бюльбюльджан залился такими трелями, что Александр III и его жена были в изумлении. Певец стал постоянным участником приемов в честь царя.

Имя Курбана Примова навсегда вошло в историю азербайджанского искусства. Примов долгие годы аккомпанировал на своем таре таким известным певцам, как Ислам Абдуллаев, Джаббар Карягдыоглы, Шекили Алескер, Кечачи оглы Мухаммед и др. Родился будущий тарист-виртуоз в 1880 г. в селе Гюлаблы Шушинского уезда. Примов состоял в знаменитом музыкальном трио (вместе с Джаббаром Карягдыоглы и Сашей Оганезагшвили). Ансамбль прославился не только в Азербайджане и Закавказье, но и во всей Средней Азии и даже на Ближнем Востоке. Творческая дружба этих трех мастеров музыки продолжалась более 20 лет и сыграла громадную роль в развитии азербайджанского национального искусства.

В 1912—1915 годах азербайджский певец из Шуша Мешади Мамед Фарзалиев был приглашен акционерными компаниями «Спорт-рекорд» и «Экстрафон» в Киев и Варшаву. Там он записал на грампластинку около сорока мугамов, теснифов и народных песен.

В начале XX века в Тифлисе открывается целый ряд музыкальных школ. Тифлис сыграл в становлении азербайджанского ханенде Сеида Шушинского как профессионального певца роль не меньшую, чем Шуша. Первое официальное выступление Сеида Шушинского в Тифлисе состоялось в декабре 1911 года на сцене клуба «Общественное собрание». Концерт прошёл с большим успехом. После первого концерта слава о молодом певце разнеслась по городу. Сообщения о выступлениях Сеида печатались в местных газетах. Хозяева театров и клубов, видя успех выступлений Сеида, наперебой приглашали молодого певца петь в перерывах между действиями, что привлекало в театры ещё больше зрителей.

Знаменитый азербайджанский тарист из Шуша Садыхджан выступал не только на свадьбах и приемах, но и во время антрактов спектаклей, в том числе и за пределами Азербайджана. Например, 29 декабря 1886 года в Тифлисе в театре «Арцруни» была поставлена комедия М.Ф.Ахундова «Месье Жордан-ботаник и дервиш Мастали шах». Афиши этого спектакля возвещали, что в антрактах будет играть известный тарист Садыхджан, а петь приехавший из Персии ханенде Мирзали.

Знаменитый азербайджанский тарист и композитор Джамиль Амиров понимал, что для того, чтобы стать профессиональным музыкантом, необходимо постичь нотную грамоту, получить музыкальное образование. С этой целью в 1911 году он едет в Турцию, в Стамбул. Там Мешади Джамиль прожил два года, получил систематическое образование: овладел нотной грамотой, познакомился с произведениями европейских и восточных композиторов.

Он проявил себя пламенным пропагандистом азербайджанской музыки. Его концерты в Стамбуле неизменно вызывали огромный интерес. Музыкант играл соло на таре, пел классические мугамы и теснифы, выступал с докладами о музыке Кавказа. В стамбульских газетах появились восторженные отзывы о его исполнительском мастерстве. В Стамбуле Мешади Джамиль научился игре на старинных восточных музыкальных инструментах — уде и каноне. Возвращаясь на родину в 1913 году, он взял их с собой.

В 1912 году прославленный азербайджанский ханенде Джаббар Карягдыоглы в Москве дал восточный концерт, в котором приняли участие Кечачи оглы Мухаммед, Давуд Сафияров, Мешади Мамед Фарзалиев, Курбан Примов и Саша Оганезашвили. Успех был так велик, что концерт пришлось повторить. Около месяца пробыл в Москве руководимый Джаббаром ансамбль сазандаров, выступая на свадьбах и торжествах, Д. Карягдыоглы устроил также вечер в честь студента Московской консерватории Узеира Гаджибекова; собранные деньги были вручены молодому композитору.

Талантливый мастер сцены, азербайджанский ханенде из Шуша Сеид Шушинский в 1916-1919 гг. успешно выступал в оперных представлениях в Тифлисе, Владикавказе, Батуми, Махачкале и Дербенте.

В 1926 году азербайджанский певец Мешади Мамед создает трио с участием кеманчиста Левона Караханова и известного тариста Саши Тарханова, которое выступало во многих городах Советского Союза. Осенью того же года трио отправилось в гастрольную поездку по зарубежным странам. Азербайджанские музыканты побывали в Польше, Германии, Бельгии, Франции, Англии, Австрии, Румынии, Турции. Повсюду их выступления проходили с большим успехом. Печать этих стран высоко отзывалась о концертах азербайджанской музыки.

В 1910—1912 гг. азербайджанский тарист Курбан Примов вместе с Джаббаром Карягдыоглы и Сашей Оганезашвили был приглашен фирмой «Спорт-рекорд» в Москву, Ригу и Варшаву, где в исполнении этого трио были записаны на грампластинки мугамы, народные песни и теснифы. Кроме того, Курбан Примов, завоевавший славу виртуоза, исполнил на таре несколько сольных мугамных произведений, которые тоже были записаны фирмой.

5 апреля 1938 г. в Москве должна была открыться Декада азербайджанского искусства в Москве. В последних числах марта 1938 года представительная делегация деятелей искусства и культуры Азербайджана, насчитывавшая несколько сот человек, поездом отбыла в Москву. В составе делегации был и знаменитый азербайджанский певец Бюль-Бюль. С первого дня Бюль-Бюль оказался в гуще событий: нужно побывать в редакции газеты «Правда», написать заказанную статью для центральной прессы, выступить по Всесоюзному радио с рассказом об успехах азербайджанского искусства, повидать московских друзей. А главное, конечно, репетиции. Первая из них состоялась 1 апреля 1938 года в филиале Большого театра, где должны были проходить декадные спектакли.  Вечером 5 апреля 1938 года в филиале Большого театра собрался, как говорится, весь цвет Москвы. На открытие Декады пришли видные советские писатели, артисты. Мастерство Бюль-Бюля было оценено, об артисте из Азербайджана заговорили как о выдающемся явлении в советском музыкальном искусстве. Награды Родины получили все участники Декады. Список награжденных занимал почти все газетные страницы. Среди тех, кто удостоивался ордена «Знак Почета», значилась и фамилия певца. Это была вторая правительственная награда Бюль-Бюля.

К 1910—1915 годам Джаббар Карягдыоглы был уже широко известным певцом-ханенде на Кавказе, в Иране и Средней Азии. Тысячи людей, живущих в Грозном, Владикавказе, Махачкале, Дербенте и в других кавказских городах, стремились попасть на его концерты. Талантом Карягдыоглы восхищались в Тебризе, Тегеране. Стамбуле, Ашхабаде, Бухаре, Самарканде.

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>