Саксоннинг сарҳисоби

Табаррук ёш — саксонга етганлар бор, етмаганлар бор!

Катта ёшга ҳар ким ҳар хил ҳолатда етиб келади. Кимдир эл меҳрини қозонган, замондошларида ҳавас уйғотган, ёшларга намуна қилиб кўрсатса арзийдиган даражада, баъзилар эса… Демак, яхши ном билан табаррук ёшга етиб келиш ҳам ўзига яраша катта бахт экан.

Таниқли журналист Аъло Мақсумович Хўжаев билан танишган пайтимизда у киши қирчиллама қирқ ёшда эди.  Мана, кўз юмиб-очгунча яна қирқ йил ўтиб, Устоз саксоннинг сарҳадига етиб келибди!

Аъло ака жўшқин фаолияти, ўткир қалами-ю кескир сўзи билан эътибор қозонган журналист! Кимгадир ёқар лоқа, ким атиргул шайдоси, деганларидек, қалами-ю қадамидан ўт чақнаган, ўз ҳақиқатини баралла айта олган журналист ҳаммагаям бирдек ёқиши қийинлигини яхши биламиз. Бироқ, Аъло ака Инсон сифатида жуда ёқимтой, одамохун, хушмуомала, дўстларига меҳрибон сиймо сифатида минглаб мухлислари қалбидан жой олгани бор ҳақиқатдир.

Она тилимиз билан бир қаторда рус, инглиз, француз ва бошқа дунёвий тилларни мукаммал билган журналистлар бугунги кунда икки карра қадрлидир. Улар ўзбек номини дунё қадар кўтариб, жаҳон узра баралла улуғлашга қодирдир. Рус тилида ижод қилаётган асл ўзбек ўғлони Аъло Мақсумович ҳам аслида ана шундай ватанпарвар Инсон.

Устознинг таржимаи ҳолини баён этиб ўтиришимизга ҳожат бўлмаса керак. Қуйидаги «Гурунг» ва бошқа мақола ҳамда суҳбатларда ул сиймонинг қалб дафтарига ошно бўлган ўқувчи табаррук ёшдаги инсон қалбини яна бир бора кашф этади, деган умиддамиз.

Юз ёш билан юзлашиш ҳам насиб этсин, ҳаёт-у ижодингиз ҳамиша аъло бўлаверсин, азиз Аъло ака!

Тўлқин ЭШБЕК,

ЎзМУ Журналистика факультети Журналистика кафедраси мудири

“Гурунг”

“Гурунг”

Известному журналисту, члену Союза кинематографистов Узбекистана Аъло Максумовичу Ходжаеву — 80 лет.
- Гласность есть гласность. И благо, что сейчас есть интернет. Наверняка Вы видите, слышите, слушаете тех, которые величают себя оппозицией. Ваше отношение к оппозиции, как партийного, государственного деятеля, как аксакала узбекской журналистики?
– Конечно, нетерпима и ничем не объяснима, не оправдана оппозиция военная, оппозиция, связанная с кровью людей. Такую оппозицию я никогда не принимал и не приемлю. Я считаю это “заблудшие овцы” или просто враги собственного народа, которые ради того, чтобы себя возвеличить, показать, какие они оригинальные, какие они мыслящие, идут на все… Конечно, я категорически против тако
й оппозиции. Но в то же время, без оппозиции – позитивной, гражданственной, без того, чтобы люди могли говорить, критически высказывать мысли, а недостатков всегда было много и они будут, без этого движения к прогрессу может и не быть. Знаете, при чем это традиционно – интеллигенция идет в эту оппозицию. И молодежь. Молодежь всегда не устраивает настоящее. Ей всегда хочется что-то активизировать, что-то перепроверить, чего-то добиться нового, не имея ни богатого опыта жизненного, ни нужных знаний и так далее.
Вот, опят-таки, я не могу не отметить, что Шавкат Миромонович начал свою работу с того, что обратился ко всем нашим соотечественникам, к тем, кто уехал по тем или иным причинам, к нашей интеллигенции, к нашим творческим деятелям, к нашим производственникам, с предложением вернуться. И помочь становлению нашей экономики, развитию нового Узбекистана. Это очень дорого стоит. Самые разные люди приходят. Но они не всегда благожелательные на практике. Он-то призывает, а вот чиновники… Иной раз их не устраивает неспокойная жизнь с этими людьми, у которых, может быть, взгляды абсолютно какие-то свободные, новые, которые не хотят мириться с раболепием… Например, в прошлом году здесь был Слет первых посланцев — студентов, которых Узбекистан направил за границу. Сюда прилетела внучка знаменитого нашего композитора Толибжона Садыкова. По-моему ее зовут Азиза. Она уехала в Англию, закончила там учебу. Сейчас живет в Европе. Ее опера идет в Германии. Ее симфонические произведения звучат на площадках Лондона и многих других стран. Она работала практически бок о бок с ведущими композиторами, дирижерами Запада. Когда она приехала, я сказал: “Вы такая знаменитость. Мы даже о Вас не слышали”. Она говорит: “Это не моя вина. Я услышала, что Президент обратился и я готова принять участие. Не все у вас благополучно с музыкой. Особено с классической. И я бы могла внести свой вклад. Но, конечно, не в качестве просто музыканта… У меня там любимая работа. Я там признана, уважаема. Сюда я приехала бы, если б мне предложили возглавить филармонию или какое-либо музыкальное учебное заведение, школу или училище. Я бы с удовольствием взялась. Потому что надо с детства воспитывать ”. Я об этом написал статью. Написал об ее обращении. Но увы. Министерство культуры пока не откликается. Может, даже и не читал, не знает. И вот она уже угасла. Говорит, что, видимо, не нужна, тогда даже и не приедет. Таких множество. Надо действительно открыть ворота для них, двери. Надо действительно добиваться, чтобы они приезжали и эффективно работали. Даже если бы они поработали 5-10 лет здесь, потом снова уехали, допустим, хотя никто такие условия не ставит. Но это надо. Многие уехавшие — это лучшие представители творческой интеллигенции.
Поэтому вопрос об оппозиции у меня такой – надо с ней работать. Если ты чувствуешь, видишь в ней патриотов, поборников преобразований, то надо с ними проводить работу. Они не такие уж дураки, чторбы отказываться от протянутой руки. Но если это заклятые враги, которые идут на все, лишь бы взбудоражить нас, на поводу у религиозных фанатиков, которых никак не устраивает спокойная, счастливая жизнь нашего сегодняшнего Узбекистана… Поэтому они, видимо, и стараются уколоть Президента, брюзжат. Есть такие, которые себя так ведут только для того, чтобы себя показать, издают непонятные сайты и учат кого надо привлекать, кого надо наказывать… Ну, это просто смешно и глупо, на мой взгляд…
АБДУХАЛИКОВ — Аъло Максумович, после долгой, я бы сказал, тяжелой паузы, Узбекистан заговорил. Говорят и пишут много об Узбекистане. Одновременно в продолжение той же темы – бывают призывы к откровенному сопротивлению. Опять-таки Ваше отношение вот к таким радикальным явлениям?
– Я, в приниципе, уже высказался. Абсолютно однозначная позиция – радикализм приводит только к бедам. То, что мы видим сейчас в старанх Ближнего Востока, во многих других странах, ранее очень спокойных. Таких как Тунис, например, Алжир, Сирия, Ливия. Страны с очень высоким уровнем жизни. Весь этот фанатизм привел к тому, что сейчас там разруха, слезы, кровь, неизвестное будущее. Ну, тут “постарались” кое-какие великие державы. Свержение власти – это не выход. Я далек от этого.
Однажды, будучи в Америке, я встретился с одним узбеком, семья которого давным-давно, в 30-е годы приехала в Афганистан, потом в Турцию, потом в Америку. Он сначала работал шофером. Сейчас у него свой парк. Ну вот с ним просто разговорились. И он говорит: “Вы знаете, всякая власть от Бога! Например, когда я приеду в Ташкент, проезжавая мимо вашего ЦК (тогда еще было ЦК, прим. Ходжаева), я поклонюсь Президенту. Это не случайно – значсит так Богу было угодно”. Может быть, это крайняя мера. Так что нельзя абсолютизировать, но уважать власть надо. Единственное — надо видеть, насколько устремления этой власти чисты, насколько она заинтересована в возрождении Узбекистана. Не на словах. Надо любить не себя в Узбекистане, а Узбекистан в себе. Вот тогда все можно будет сделать. Все, что есть в силах. Чтоб не допускать грубых ошибок.
Поэтому мое отношение к этим так называемым “ура” патриотам резко отрицательное. Не дай Бог, если у нас начнутся какие-то кровавые волнения. Для меня жизнь моих детей и внуков в тысячи раз дороже, чем их пресловутые выдуманные какие-то идеи.
Оппозиция. Тут по-разному складываются дела. Очень по-разному. Я полагаю, что все-таки политика нашего Президента оправдана, он делает ставку не на том, чтобы главенствовать над всем, он дает большую власть не только парламенту нашему, не только нашим хокимам, министерствам, но и на самом низовом уровне. Махалли, комитеты – это и есть те “фонарики”, которые по всей стране объединяют людей и которые сами на местах решают вопросы.
Оппозиция должна иметь позитивные мотивы не для того, чтобы кого-то из своей среды выделить, чтобы он стал завтра Президентом или Премьер-министром. А для того, чтоб все и вся — во имя народа.
Настоящая память – это глубокое знание прошлого. Это – широкое знание настоящего. И это — высокое понимание будущего. Вот этими постулатами должна руководствоваться любая политическая организация, если она действительно хочет быть действенной и приемлемой для народа. Надо помнить прошлое. У Узбекистана великое прошлое. Мы можем им гордиться. Но, будем откровенны, далеко не всегда. Да, после Амира Темура, после так называемого “среднеазиатского ренесанса” (оно было, это явление мировое), которое связано с мировыми именами Аль Бухари, Аль Хоразми, Фараби – это гении, творения которых мы чтим. Но после этого… Прямо скажем, были столетия абсолютного почти забвения, никакого духовного роста. Все более-менее такое искреннее, талантливое пресекалось, убивалось. Командовали только ханы, их приблеженные. Они упивались властью, а народ страдал. Это не выдумано. Так и было. Не только в пьесах Хамзы и романах Айбека… Это действительно было. Нодира, Увайси жили и творили в страшных условиях. Они жили только вопреки всему тому, что было вокруг. Вопреки. Не при поддержке… Англия (Великобритания), которая тоже завоевала себе полностью Восток и Азию Никак не смогла тогда завоевать Афганистан. Я просто был в Афганистане, Индии. Знаю разницу между богатыми и бедными. Это “наследие” только только начинает исправляться.
А у нас, все-таки, была возможность и появления джадидизма, тот же Хамза, но какой скачок в культуре, в самосознании появился у узбекского народа. Появился не только профессиональный театр, профессиональная музыка, литература и т.д. Появилось новое дуновение. Да, наверное, совершались какие-то ошибки, которые кто-то простить не хочет. Но это было явление, далеко выходящее за рамки Узбекистана. Поэтому его вспоминают и всегда все воспринимают очень доброжелательно, когда говорят, что и театр имени Хамзы, премии имени Хамзы, Хамзабад…
Поэтому память должна быть очень конструктивной. Надо смотреть широко вокруг. Что на самом деле происходит. Как происходит. Есть ли успехи. Надо очень высоко думать о будущем. Надо смотреть наверх. Конечно замечать, что под ногами. И в то же время идти к небу, в будущее. Тогда жизнь, рано или поздно, постепенно будет выстраиваться. Я надеюсь…
- Аъло Максумович, В Москве в Академии Общественных наук Вы защитили кандидатскую диссертацию на тему, её я прочитаю полностью: «Культурный обмен в современных условиях: теоретические и методологические проблемы». Вы являетесь специалистом по международному культурному обмену, скажите, как у нас на Ваш взгляд, обстоят дела в этом плане, особенно сегодня, когда мы говорим о новом Узбекистане. Какие успехи в этом плане у нас, есть ли проблемы и если есть, то как их решать?
(ответ в видео варианте интервью)
- Аъло Махсумолвич, у Вас почтенный возраст, 80 лет. Аллоҳ бизга ҳам насиб этсин? Скажите, с олимпа Вашего возраста, что для Вас значит понятие вечность?
(ответ в видео варианте интервью)
- Разрешите, поблагодарить и пожелать Вам крепкого здоровья и долгих лет спокойной жизни. Спасибо.

Ирисмат АБДУХАЛИКОВ, Якуб МЕЛИБОЕВ (видео), УзА

http://uza.uz/ru/society/gurung-24-07-2020

***

Многие лета

 06/07/2020
В июне 2001 года в редакции «Ташкентская правда» открыли стенд с красноречивым названием: «Без цензуры». Двухметровый квадратный щит был увешан статьями, публикацию которых запретили сотрудники инспекции по охране государственных и военных тайн в печати. Так как замысел состоял в том, что журналист из любого издания мог дополнить его композицию своими заброшенными в долгий ящик материалами, вскоре понадобился еще один щит. Причем, знакомство с экспонатами показывало, что в статьях не содержалось государственных секретов, не было в них и призывов к насилию или другим действиям, запрещенным конституцией страны.

Именно это и хотел показать главный редактор газеты «Ташкентская правда» Аълохон Ходжаев, инициатор этой необычной, впервые организованной в стране экспозиции. Журналисты с опытом знают, какой нервотрепкой была процедура прохождения каждой вновь свёрстанной полосы через цензора. Не все могли позволить себе с ним спорить, отстаивать свою позицию. Аъло Максумович бился за каждое слово в текстах, за каждую строку.

Не случайно, газета с локальным вроде бы статусом вскоре после того, как ее возглавил Ходжаев, получила общенациональное признание. Читательские письма стали приходить из разных уголков страны. Это при нем рубрика «Слово редактора» на первой странице стала фирменным знаком издания. Из номера в номер помещались там комментарии на важнейшие события, волнующие читателей. Не проходили мимо их внимания и статьи, связанные с журналистскими расследованиями. Большой резонанс имели материалы рубрики «Дипломатические встречи».

Вся деятельность Аъло Максумовича может служить образцом служения идеалам народной дипломатии. Его путевые заметки, репортажи о поездках в различные страны, опубликованные в газете, пользовались огромной популярностью. Об этом тоже свидетельствовали многочисленные письма читателей. Это свойство творчества А. Ходжаева выпукло подчеркивает и вышедшая накануне юбилея книга «Этироф. Признание». Она – о нем. В ней собраны авторские надписи на подаренных книгах, отрывки из статей, специальных посланий, официальных документов государственных и общественных органов. И все они посвящены Аъло Максумовичу.

Он родился в Ташкенте 6 июля 1940 года. По образованию филолог, кандидат философских наук. Свою карьеру начинал с комсомола. Десять лет, с 1974 по 1984, проработал секретарем Ташкентского обкома компартии Узбекистана. Затем девять лет возглавлял киностудию «Узбекфильм». Следующей ступенью стала редакция «Ташкентская правда». Но экспозиция «Без цензуры» переполнила чашу терпения властей. Вскоре Аъло Максумович был вынужден покинуть пост редактора. Но он, оставаясь верен публицистике, послужил и редактором FM-радиостанции «Гранд», и редактором веб-сайта Tribuna-uz. Он и по сегодняшний день не прерывает связь с журналистикой, живо откликаясь своими корреспонденциями на происходящие вокруг перемены. Автор нескольких стихотворных сборников. И если верить утверждению, что поэт всегда душою молод, то можно быть уверенным, что у сегодняшнего юбиляра многое еще впереди.

Редакция присоединяется к поздравлениям, которые 6 июля прозвучат в адрес Аъло Ходжаева. Многие лета!

 

https://www.uzmetronom.com/2020/07/06/mnogie-leta.html

 ***

Твердый знак узбекистанской журналистики. Аъло Ходжаеву исполняется 80 лет
Сегодня есть повод и возможность выразить уважение и признательность человеку, который никогда не нравился узколобым чиновникам и власть предержащим, но всегда говорит правду и ясно видит будущее.Сегодня 80 лет исполняется Аъло Максумовичу Ходжаеву, настоящему патриоту Узбекистана, публицисту, журналисту, поэту, киносценаристу. По иронии судьбы, при оформлении паспорта в имени выпала буква Ъ, но именно твердый знак характеризует характер Аъло Ходжаева,Аъло Максумович – мятежник в душе, человек, не приемлющий ложь, узколобость, примитивные запреты, чем бы они не оправдывались. Авторитет Аъло Ходжаева как общественного деятеля всегда был чрезвычайно высок и в Узбекистане и на международной арене.

Из-за критических выступлений, на которые мало кто осмеливался в прежние годы, в июле 2001 года по указанию с самого верха был отстранен от должности главного редактора газеты «Ташкентская правда», где он регулярно вел колонку редактора – неслыханное для Узбекистана того времени явление. Позже, в 2004 году, он был вынужден уволиться с должности главного редактора FM-радиостанции «Гранд» — вновь сказал то, что задело руководство республики. Еще в 2001 году Аъло Ходжаев инициирует открытие электронной газеты, которая  спустя год перерастает в интернет-издание Tribune-uz. Аъло Максумович всегда был на шаг впереди и до сих пор легко принимает все новое и передовое.

Сейчас уже мало кто помнит, что 3 мая 2002 года на конференции, посвященной Всемирному Дню свободы прессы, именно Аъло Ходжаев инициировал обращение к президенту Узбекистана с открытым письмом о недопустимости дальнейшего существования противоречащей Конституции цензуры. Под письмом стояло не больше десяти подписей. После этого обращения официальная допечатная цензура в стране была упразднена, а Министерство печати и информации было преобразовано в Агентство. Это было историческое событие в журналистике Узбекистана.

Аъло Ходжаев и в  в начале 80-х, когда официальная идеология считала советское общество идеальным,  допускал существование социального напряжения в обществе, которое возникало из-за набиравших силу коррупции, несправедливого распределения социальных благ и других недостатков, которые, в конечном счете, и привели к краху той системы. Это было неслыханным вольнодумством, которое осталось в памяти людей. Здесь мы вспомнили лишь некоторые заслуги  журналиста Аъло Максумовича, описание жизни которого заслуживает книги.

Журналист, общественный деятель, поэт, киносценарист, создатель ансамбля «Ялла», он и сегодня не сидит сложа руки, он и сегодня выступает с острыми, неравнодушными статьями, пытаясь делать жизнь лучше и чище.

Лола Исламова,
Главный редактор Anhor.uz

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>